Основной вопрос философии: материализм и идеализм

Видео

Марина Бурик

Основной вопрос философии это вопрос об отношении мышления к бытию, духа к природе. В зависимости от ответа на этот вопрос философы делятся на материалистов и идеалистов. Для идеалистов дух существовал прежде природы, и выступает по отношению к ней как первичное определяющее начало. Они вынуждены признавать сотворение нашего с вами материального мира, или вообще не признавать его существование. Для представителей различных школ материализма, наоборот, первичен материальный мир. Дух, мышление, сознание, воля, в общемhttp идеальное во всех возможных проявлениях — является свойством природы. Это свойство с необходимостью появляется на определенной ступени ее развития. Материализм заключается не в признании существования материального мира. Его существование признают и идеалисты, а в признании первичности материи по отношению к сознанию. Материя  — объективная реальность, кладётся материалистами в основу теории познания

Вопрос об отношении мышления к бытию имеет ещё и другую сторону. Он неразрывно связан с проблемой истины. Можем ли мы познать действительный мир? Можем ли мы верно отразить его в наших представлениях и понятиях? Большинство философов отвечали: да, можем. 

Время от времени в области философии выступают люди, которые считают этот вопрос устаревшим, не основным или, вообще, неверно поставленным. Они пытаются “подняться” над односторонностью материализма и идеализма в рамках новой философии. В результате такого очередного “изобретения велосипеда” обычно получается старый, но совсем не добрый субъективный идеализм. Это — вариант идеализма, который вообще отрицает существование независимой от сознания объективной реальности. Его авторы, не знакомые с историей философии, часто принимают своё изобретение за новое слово в теории познания. Они не подозревают, что это “новое” в начале восемнадцатого века явил миру епископ Джордж Беркли — представитель тупиковой ветви в философии. Также случается та или иная реинкарнация позиции Дэвида Юма и Иммануила Канта, о непознаваемости мира. Бывает, исходные материалистические положения семнадцатого века, незаметно для авторов новых теорий познания превращаются в субъективный идеализм. В наше время такая беда периодически случается с естествоиспытателями и не только. Она известна под именами “неопозитивизм”, “критический реализм”, “постпозитивизм”.  Сюда относятся философия Эрнста Маха об “элементах мира” тождественных с ощущениями, теория Анри Пуанкаре о том, что истина  — это результат соглашения, построения Карла Поппера о фальсифицируемости как критерии научности и трёх мирах, и тому подобный давно устаревший философский хлам.

По сути, в решении основного вопроса представители этих концепций не поднимаются выше достигнутого в восемнадцатом веке. Во многом, путая по каждому отдельному положению они стоят ниже уровня философии древних греков.  Греки в отличии от них  были способны последовательно проводить ту или иную линию. Существует и может существовать только два основных лагеря в философии — “материализм” и “идеализм”. Между ними возможны только разного рода половинчатые варианты. Они не снимают основного вопроса философии, даже если пытаться отмахнуться от него.

Конкретно-исторические формулировки вопроса и ответа на него были разными. Античная философия зародилась как способ понять мир таким, какой он есть сам по себе, в отличии от того, как он изображен в мифологии. Её представители первыми предприняли попытку объяснить объективный, независимо от человеческого и какого либо другого сознания, существующий мир исходя из него самого, а не из внешних по отношению к нему причин. Эта познавательная позиция — обща для всех школ материализма, в том числе и для современного диалектического.

В первую очередь греческих натурфилософов интересовала основа всего. И этой первоосновой они объявляли материальное начало — первовещество. Таким первовеществом была вода у отца философии Фалеса. Вода, как и всё, что из неё происходит, имеет душу. Душа — её собственное свойство и внутренняя «движущую силу». Ученик Фалеса Анаксимандр считал первовеществом апейрон, который  «все охватывает и всем правит». В нём самом есть источник любых изменений — борьба тепла и холода. Анаксимен признавал первовеществом воздух. Гераклит — величайший античный диалектик, утверждал, что «Этот мировой порядок, тождественный для всех, не создал никто из богов, никто из людей, но он всегда был, есть и будет вечно живым огнем, мерами вспыхивающим и мерами угасающим». Анаксагор говорил о мире, состоящем из бесчисленного множества гомеомерий — бесконечно малых вечных, несотворимых и неуничтожимых материальных частиц, которые приводятся в движение материально мыслимым, относящимся к самому материальному миру разумом-законом. Впрочем, в своих лекциях по истории философии Гегель трактует идею этого закона как поворот к идеализму.  

Философы элейской школы сделали предметом своего рассмотрения бытие как таковое. Ксенофан, Мелис, Парменид, Зенон утверждали, что вселенная есть покоящееся единое, что бытие нераздельно. Оно всецело равно самому себе. Левкипп и Демокрит создали великое атомистическое учение, по которому весь мир включая «душу» человека состоит из неделимых частиц — атомов. Этот мир познается человеком через ощущения.

Сократ подытожил развитие предшествующей философии и поставил вопросы, которые нельзя было решить в рамках материализма досократиков. Его последователь,  родоначальник объективного идеализма Платон, прямо противопоставлял свою теорию  Гераклиту и Демокриту. Он провозгласил идеи тем, всеобщим, неизменным и вечным, что делает все изменчивые материальные вещи именно этими, а не другими вещами. Аристотель, критикуя Платона, развил его учение в своей концепции о мёртвой аморфной материи и идеальной форме — активном действующем определяющем начале. Верховной формой форм по Аристотелю является бог.

Благодаря этим двум величайшим мыслителям родился не только философский бог объективного идеализма, но и бог христианства. Впрочем, это — один и тот же бог. В Средние Века, когда философия стала “служанкой религии”, а не самостоятельным поиском истины, она не выходила за рамки идеалистической традиции, идущей от Платона и Аристотеля. В этой традиции человек состоит из двух частей — идеальной души и материального тела.

 И только когда с повышением производительности и развитием способов труда в недрах феодализма стали складываться современные капиталистические общественные отношения, философия опять повернула к материализму. Становление новоевропейской философии происходило не только в борьбе нового понимания мира со старым религиозным, но и нового с новым. Основы философии своей же эпохи не раз подвергались переосмыслению. Не прекращались поиски адекватного метода познания мира и человека. Для Леонардо да Винчи, Джордано Бруно,

а, Джона Локка, Томаса Гоббса и многих других мыслителей предметом внимания становится человеческий опыт.

У Рене Декарта основной вопрос философии получил форму проблемы отношения человеческой души, понимаемой как чистое мышление, к материальному телу человека, обладающему пространственно-временными характеристиками. На философском языке это формулировалось как проблема согласования двух самодостаточных субстанций: мышления и протяженности.  Материалистически она была решена Бенедиктом Спинозой. Он выдвинул идею одной единственной и единой субстанции. Мышление и протяженность — её собственные неотъемлемые свойства.  Природа или Бог, — так называл субстанцию Спиноза. Для него — это просто два разных обозначения одного и того же.

Великими философами выдвинувшими материалистическую теорию познания были англичане Френсис Бэкон, Джон Локк и Томас Гоббс. Эту теорию развивали  французские гуманисты-просветители: Дени Дидро, Клод Адриан Гельвеций, Поль Анри Гольбах, Жюлье́н Офре́ де Ламеттри́. Они прямо противопоставляли свои материалистические воззрения господствующему религиозному сознанию, признавая только природу. Все наши знания и идеи, являются результатом и формой проявления природы, а источник всех человеческих мыслей – ощущения. До чувственного опыта душа – «чистая доска» или необработанный кусок мрамора. И только взаимодействие тела с внешним миром, обусловленное как окружающей средой так и его собственным устройством,  творит  сознание, волю, чувства. Природа же является вечной не сотворенной и неуничтожимой, в то время как все идеи, включая идею бога, — продукт жизни людей на земле.

Этот материализм оставался последовательным материализмом только по отношению к познанию природы, но не мог объяснить материалистически историю общества. Ограниченность такого материализма, которая кстати характерна для многих современных учёных, заключалась в невозможности последовательно материалистически решать вопрос об идеальном. Была недостаточно разработана проблема деятельности человека. И было невозможно её разработать должным образом на собственной почве того материализма.

Французские просветители идейно подготовили Французскую буржуазную революцию. Немцы наблюдая со стороны за ходом революционных событий, пытались осмыслить его. На передний край выходят представители немецкого классического идеализма: Кант, Фихте, Шеллинг и Гегель. Они осмысливают природу и историю деятельности человека как историю творящего мир идеального. Исследуя развитие философии, Гегель открыл всеобщие законы и выразил в движении понятий всеобщие определения развития — законы и движение категорий диалектики. С материалистической точки зрения он смог это сделать потому, что дух на самом деле своей собственной истории не имеет. Это — идеально выраженная история развития материальной деятельности людей в материальном мире — отражение истории природы и общества. Открытие Гегеля — предел возможностей философского идеализма. 

Фейербах подверг критике философию Гегеля. Он показал что философия, точно так же как и религия, на самом деле отражает земные отношения людей. Но это требовало следующего шага — познания и дальнейшего изменения самих общественных отношений. Этот шаг сделал Маркс. Он переработал диалектику Гегеля и сохранил богатство всей предшествующей духовной культуры, приобретенные в форме идеализма, и сделав их достоянием материализма. Маркс открыл материалистическое понимание истории и тем самым сделал материализм полным завершенным. С этих пор не только изучение природы, но и изучение общества больше не в компетенции философии, а в компетенции специальных наук. Философии остается только логика, теория познания.  Её дело как особой науки — изучение законов и необходимых сторон человеческого мышления.

ВВЕРХ